10:58 

О подводном флоте

Randorf
Reactor...online. Sensors...online. Weapons...online. All systems nominal.
ЧП на новой атомной подлодке во время заводских испытаний вновь приковало внимание к ситуации в нашем Военно-морском флоте и военном кораблестроении. И сколь бы ни горька была утрата - в мирное время по нелепой случайности погибли двадцать человек, она дает надежду, что проблемы, которые годами замалчивались, станут наконец решаться.
И первое тому подтверждение уже появилось. Начальник Генерального штаба Вооруженных сил России генерал армии Николай Макаров недвусмысленно заявил, что многоцелевая АПЛ "Нерпа" по завершении испытаний будет принята на вооружение российского флота, а не пойдет на продажу или в лизинг индийским ВМС, о чем настойчиво твердили. Поскольку сама лодка от трагического происшествия с фреоном не пострадала, намеченная программа испытаний будет продолжена, как только на это даст "добро" комиссия и завершит следственные действия прокуратура. Моряки-подводники Тихоокеанского флота такому подарку рады вдвойне. Давно обещанные им для пополнения стратегические ракетоносцы четвертого поколения "Александр Невский" и "Владимир Мономах" (строятся на "Севмаше" под новый ракетный комплекс "Булава") когда еще придут, а тут под боком практически готовый корабль.
Как можно догадаться, дело приняло принципиальный оборот "на самом верху". И те 650-780 миллионов долларов, из-за которых долго торговались "Рособоронэкспорт" и владельцы ОАО "Амурский судостроительный завод", с одной стороны, и минобороны Индии - с другой, будут найдены внутри России. В рамках или за рамками бюджетных ассигнований, которые выделены на закупку новой военной техники и вооружений.
Первая атомная
Нынешний год для подводников и военных корабелов особенный - 50 лет назад принята на вооружение первая атомная подводная лодка К-3, вскоре получившая наименование "Ленинский комсомол". Она была построена на военной верфи в Северодвинске и стала ответом Советского Союза на первые атомные подводные лодки США.
Как и у всякого нового детища, судьба у этого корабля складывалась непросто: были поломки, пожары, были, увы, и жертвы среди тех, кто нес на ней боевую службу. Экипажи сменялись, но сам корабль находился в строю без малого тридцать лет и стал, по сути, воплощением первого, самого сложного этапа в развитии атомного подводного флота нашей страны. К слову сказать, задумана и спроектирована первая советская АПЛ была в ленинградском конструкторском бюро "Малахит", где годы спустя родились и все подводные лодки 971-го проекта, включая "Нерпу". Последняя из принятых в боевой состав - АПЛ "Гепард". Она тоже строилась на "Севмаше" и сейчас несет службу в составе соединения однотипных подводных лодок Северного флота. А местом их постоянной дислокации (что уже не является секретом) стал гарнизон Гаджиево.
Сегодня, пожалуй, это наиболее сохранившийся и благоустроенный военный городок наших подводников, не без оснований претендующий на статус центра подводных сил России.
Помимо дивизии "подводных охотников", как называют подлодки 971-го проекта (на Севере их семь - "Ак-Барс", "Пантера", "Волк", "Леопард", "Тигр", "Вепрь", "Гепард"), здесь же, в Гаджиеве, базируются и "стратеги" - подводные лодки с межконтинентальными баллистическими ракетами.
Две из них - "Екатеринбург" и "Тула" - в середине октября принимали участие в совместных учениях группировки стратегических ядерных сил России и произвели успешные пуски ракет "Синева" из акватории Баренцева моря по полигону Кура на Камчатке и экваториальному району Тихого океана на долготе Гавайских островов. Принято считать, что именно эти подводные ракетоносцы, построенные по проекту 667 БДРМ санкт-петербургского КБ морской техники "Рубин", образуют сегодня костяк морской группировки стратегических ядерных сил России. Помимо двух упомянутых кораблей в это соединение входят еще четыре однотипных - "Верхотурье", "Новомосковск", "Брянск", "Карелия", а также ракетоносец предыдущей модификации (667 БДР) - "Борисоглебск". Построенные в середине 80-х - начале 90-х годов прошлого века, они верой и правдой отслужили в морях по 12-15 лет, показали высокую надежность и большие возможности для модернизации.
Почти все корабли этой дивизии прошли или проходят сейчас ремонт с модернизацией на судоремонтном заводе "Звездочка" в Северодвинске. Где обретают, по сути, вторую жизнь и могут еще как минимум 10-12 лет нести боевую службу. До тех самых пор, пока им на смену не придут ракетоносцы четвертого поколения, вооруженные новым ракетным комплексом "Булава".
Уже известно, что головной, то есть первый корабль, построенный по проекту 955 "Борей" - а это широко разрекламированный "Юрий Долгорукий", - останется служить на Северном флоте. Местом его "приписки" станет, скорее всего, губа Нерпичья в Западной Лице, где до этого базировались тяжелые ракетоносцы, именуемые "Акулами" (за свои рекордные размеры) или "Тайфунами" - по типу ракетного комплекса. Сейчас из шести "Акул-Тайфунов" в живых осталось только три. Это ТК-20 "Северсталь" и ТК-17 "Архангельск", которые выведены в резерв.
А ТК-208 "Дмитрий Донской" после долгого ремонта и модернизации на "Севмаше" используется для летных испытаний и отработки ракетного комплекса "Булава". Как уже писала "Российская газета", экипаж капитана 2 ранга Олега Цыбина (а до этого - капитана 1 ранга Аркадия Романова) таскает каштаны из огня для "Юрия Долгорукого" и идущих следом "Александра Невского" и "Владимира Мономаха".
Причал для "Невского"
Младшие князья, которых записали в подплав соответственно на 8 и 10 лет позже, пока еще в стапельном цехе. А старшего уже больше года доводят до ума у достроечной набережной. Как утверждают, в конце ноября или начале декабря он выйдет-таки в море для ходовых испытаний. Сейчас у экипажа под командованием капитана 1 ранга Константина Митькина и сдаточной команды самые горячие дни. И без того огромная ответственность за порученное дело перемножается на то колоссальное политическое и общественное внимание, которое приковано к этому проекту.
- У меня нет сомнений, что головной корабль серии мы увидим в море в конце 2008 года, - делился с "РГ" своими чаяниями академик РАН Игорь Спасский, долгие годы возглавлявший ЦКБ "Рубин". - Очень надеюсь, что Московский институт теплотехники во главе с Юрием Соломоновым к тому времени решит все оставшиеся вопросы по ракетному комплексу. И в тесном взаимодействии с "Рубином" и "Севмашем" введет корабль в боевой состав флота.
"Долгорукому", если следовать известной песне, дан приказ идти на Запад. "Александру Невскому" и "Владимиру Мономаху" - совсем в другую сторону. Для них готовят причалы на Камчатке. По словам командующего Тихоокеанским флотом Виктора Федорова, девять миллиардов рублей отпущено на модернизацию инфраструктуры базы атомных подводных крейсеров в закрытом городе Вилючинск. Уже в ближайшие 2-3 года здесь будут готовы принять подлодки четвертого поколения.
База в Рыбачьем, воспетая на всех флотах и ведущая свою историю с момента основания в 1938 году камчатской подводной флотилии, должна стать самой современной в России. И это не только результат двух целенаправленных визитов сюда Владимира Путина и недавней поездки Дмитрия Медведева, но и объективная необходимость. Именно сюда для прикрытия восточных рубежей России будут направлены строящиеся на "Севмаше" подводные ракетоносцы серии "Борей".
А пока здесь несут службу корабли третьего поколения. Среди них - ракетоносцы "Святой Георгий Победоносец", "Зеленоград" (проект 667 БДР) и недавно перешедшая с Северного флота подлодка "Рязань" того же проекта. Помимо этого здесь дислоцирована эскадра подводных лодок с крылатыми ракетами: "Вилючинск", "Иркутск", "Красноярск", "Омск", "Томск", "Челябинск" (проект 949А "Антей"). На Северном флоте подводные лодки того же проекта с крылатыми ракетами - "Краснодар", "Воронеж", "Смоленск", "Орел", "Белгород" - базируются в Видяеве, куда был приписан и погибший в августе 2000 года "Курск".
На тихоокеанских просторах выполняют поставленные задачи и уже упоминавшиеся морские "охотники" - многоцелевые подводные лодки "Акула", "Дельфин", "Кашалот", "Братск", "Нарвал", "Кузбасс", "Самара", построенные по проекту 971 на Амурском судостроительном заводе еще до его акционирования. К этой семье и должна присоединиться "Нерпа" в случае ее передачи ВМФ России.
Беглый смотр наших подводных сил будет не полным, если не упомянуть (помимо стратегических, многоцелевых и с крылатыми ракетами) еще один тип атомных подводных лодок, остающихся в боевом составе. Это так называемые большие атомные подводные лодки проекта 671 РТМ. Их главное предназначение - борьба с ракетными подводными лодками на позициях вероятного использования ими оружия, противодействие другим ПЛ и надводным силам противника, прикрытие своих кораблей и конвоев. Известно о трех таких кораблях-истребителях на Северном флоте. Это АПЛ "Даниил Московский", "Обнинск" и "Тамбов", прописанные в Западной Лице. На тихоокеанском побережье до недавних пор сохранялись две боевые единицы - АПЛ Б-264 и Б-305.
В Балтийском и Черном морях, где также присутствует российский флот, атомные подлодки не используются. Но зато совершенствуется направление дизель-электрических субмарин. В конструкторском бюро "Рубин" разработан проект, а на Адмиралтейском объединении в Санкт-Петербурге и на "Севмаше" освоили строительство подводной лодки по проекту 877 "Лада". На Черноморском флоте несет службу ранее построенная дизель-электрическая ПЛ "Алроса"...
Отдельная группа - подводные лодки специального назначения. Они нужны для участия в испытаниях новых систем вооружения и общекорабельных систем. Одна такая экспериментальная подлодка (Б-90 под названием "Саров") не так давно проходила испытания в Белом море.
Лучше меньше да лучше
Если хорошо посчитать, подводных лодок у нас и сейчас больше, чем в любой другой стране мира. И слухи о том, что весь цвет российского подплава под диктовку якобы США и европейцев иже с ними отправлен на металлолом, явно преувеличены.
Да, за последние годы, особенной с той поры, как утилизация выведенных из боевого состава подводных лодок, обращение с облученным ядерным топливом и радиоактивными отходами стали в полном смысле государственной программой, аварийного и просто опасного старья у заброшенных причалов стало значительно меньше. И на береговых технических базах мало-помалу наводится порядок - будь то Гремиха, губа Андреева и Сайда-Губа на Северном флоте или бухты Сысоева и Крашенинникова на ТОФе. И тут куда уместнее сказать спасибо Германии, Бельгии, Канаде, США, скандинавским странам - всем, кто помогал нам разобраться с накопившимся за годы "холодной войны" наследством. И сейчас еще помогает - деньгами, оборудованием, новыми техническими решениями.
В иной обстановке какие-то из подводных лодок, наверное, еще могли бы послужить. Но в условиях экономического обвала 90-х годов и катастрофического, в разы, сокращения расходов на оборону какие могли быть альтернативы?! Другой вопрос, что темпы обновления флота, его перевооружение далеки от желаемых. И уж никогда не будут такими, как в 70-80-е годы, когда атомные субмарины СССР строил одновременно в четырех местах - на ПО "Севмашпредприятие" в Северодвинске, Амурском судостроительном заводе (Комсомольск-на-Амуре), ПО "Красное Сормово" в Горьком (теперь Нижний Новгород) и на Адмиралтейском объединении (ЛАО) в Ленинграде.
Соперничая друг с другом, подводные лодки проектировали одновременно три КБ - питерские "Рубин" и "Малахит" и горьковский "Лазурит". От этого разноцветья проектов и технических новаций даже у опытных флотских спецов голова шла кругом, а бесконечные поломки и аварии были обыденностью в походах и своеобразным индикатором несоответствия между качеством проектирования, технологическими возможностями заводов, уровнем технической и специальной подготовки экипажей.
В отдельные периоды только северодвинцы сдавали "под елочку", то есть под самый Новый год, по четыре, пять, а то и шесть "заказов" - атомных подводных лодок различных проектов и назначения. А теперь в лучшем случае одну подлодку в четыре - пять лет.
На первой большой пресс-конференции Владимира Путина в Кремле, которая потом стала ежегодной традицией, мне удалось напрямую спросить, что думает об этом Верховный главнокомандующий.
- Все познается в сравнении, - мягко парировал президент и обстоятельно аргументировал свою позицию. - Да, был период, когда мы уделяли особо много внимания и вкладывали все или почти все имеющиеся у нас ресурсы в вооружения. В том числе и в Военно-морской флот.
Гонка вооружений без оглядки на реальные экономические возможности государства в значительной степени стала той причиной (не единственной, но одной из причин), которая подорвала и саму экономику, и, как следствие, доверие населения к государству.
Мы это с вами знаем по событиям начала 90-х годов. Я с сожалением смотрел на это, когда вернулся из-за границы, - понимал эмоциональный настрой населения. Допустить повторения, подобного же развития событий в нашей истории мы, конечно, не можем. Поэтому должны сопоставлять наши экономические возможности с нашими потребностями. С этой целью разработали программу модернизации Вооруженных сил, ее называют военной реформой, и рассчитана она на десять лет. В этой программе значительное внимание уделено и развитию военного флота.
Я могу сказать, что сегодняшним состоянием Военно-морского флота не удовлетворен. Не удовлетворен и количеством боевых единиц в составе флота. Думаю, уверен абсолютно, что флоту должно уделяться больше внимания, чем это имело место в последние годы. Больше внимания даже в сравнении с другими видами Вооруженных сил. Но это не значит, что мы должны вернуться к объемам вооружений и темпам производства этих вооружений, как в советский период. Нам это не только не по карману - это просто излишняя трата ресурсов, сил, средств, отвлечение этих сил и средств.
Мы должны иметь такую армию, которая бы абсолютно обеспечивала нашу обороноспособность, была бы эффективной, компактной, но при этом минимально затратной, - заключил президент.
В тот же день эти слова разнесли по миру информагентства, расхватали на цитаты радио и ТВ, а "Российская газета" привела полностью. В Северодвинске, увы, их встретили с неудовольствием, если не сказать с раздражением.
- Тебя кто за язык тянул? - как давнему знакомому пенял мне при встрече Герой России Давид Пашаев, в то время генеральный директор "Севмаша". - Мы бьемся, бьемся, а тут ты, понимаешь, со своими вопросами...
Обиды со временем улеглись. Президент перед северодвинцами слово сдержал - приехал на сдачу "Гепарда". Но до этого трагедия, случившаяся с "Курском", вынудила его побывать в гарнизоне Видяево, где базировался погибший атомоход. Верховный главнокомандующий воочию столкнулся с другой застарелой проблемой. Проектанты, директора заводов с подачи или молчаливого одобрения большезвездных адмиралов упирали главным образом на строительство новых кораблей и подводных лодок, а создание береговой инфраструктуры в местах базирования финансировалось по остаточному принципу. К чему это приводило, известно: семьи военных моряков скитались по чужим углам и общежитиям, а дорогостоящие корабли, не получая с берега должного обеспечения, раньше срока вырабатывали ресурс основных механизмов, теряли боеготовность, а то и вовсе выходили из строя, превращаясь в плавучие ЗИПы.
Теперь, когда и военная экономика оказалась в ежовых рукавицах рынка, пришло понимание, что надо не просто проектировать и строить очередной корабль, а проектировать и обсчитывать весь жизненный цикл того или иного вида вооружения от эскизного чертежа, строительства и сервисного обслуживания в период боевой службы до конечного этапа утилизации.
Именно так, уверяют в Главном штабе ВМФ, и выстраивают сейчас военные моряки свои отношения с КБ, заказывающими структурами минобороны, военными верфями и судоремонтными заводами. Как говорится, поживем - увидим. Но все то, что делается сейчас на базе подводных сил в Вилючинске, где базируется камчатская флотилия, - добрый знак для всего российского подплава.
/А.Емельяненков/

@темы: ВС РФ

URL
   

Необязательные заметки

главная